Vilen Galimov (castanedian) wrote in peyotero,
Vilen Galimov
castanedian
peyotero

Categories:

Сновúдение без тела

В нормальном отношении снови́дение подразумевает обладание «телом» в ситуации сна, когда, к примеру, можно осмотреться, увидеть свои руки. Однако, гораздо естественнее будет вообще не иметь никакого тела в снови́дении: быть, так сказать, человеком-невидимкой во сне или парящей точкой (o)сознания

Понятное дело, когда сновидишь именно так, как надо, т.е. безо всякого тела, никакие такие сдвоенные позиции (книга 9) становятся невозможными. Кроме того, становится невозможным ткнуть мизинцем куда-либо с целью видения энергии

Сновидение без тела

Итак, поскольку тело сновидения, строго выражаясь, вообще не есть никакое тело, по-настоящему никаких таких «рук» во сне быть не должно вовсе. Намёки на бестелесность «тела снови́дения» содержатся в четвёртой (приманивающий звук лопаты Хулиана) и седьмой (тело снови́дения — белесая эманация за пределами кокона; только дрéвние маги стремились воссоздать в теле снови́дения точную копию физического тела; Хенаро не имел глазных яблок в теле снови́дения).

Читая об опыте иных шаманов с растениями или их дериватами, можно скумекать, что тела-то нет (говоря о сновидéнии, снови́дении, ШСС или ИСС). Так книга 1 сообщает, что под влиянием «дымка» у Карлоса не было тела (дон Хуан боялся смотреть в сторону Карлоса в тот момент). Также и Джон Лилли в «Центре циклона» сообщает, что под влиянием ЛСД стал точкой сознания.

В этой связи рекомендации относительно вхождения в осознаваемый сон (по Кастанеде) нуждаются в коррективах.

Как известно из книги 6,

  • спокойное бодрствование есть создание экрана белого цвета (прекрасный гипнагогический экран для «мультиков» даёт, например, атропин)

  • динамическое бодрствование есть созерцание застывшей картины
  • пассивное наблюдение есть созерцание ожившей картины (пикник близ озерца, напр.)

  • динамическая инициатива заключается во входе в созерцаемую картину на правах одного из участников

Например, Кастанеда в шестой (совместное снови́дение) видит сцену, когда Ла Горда спрашивает дона Хуана, будет ли Карлос её (ея) мужем(ъ). Кастанеда практически был готов войти в «самого себя», гогочущего над этими наивными словами Ла Горды (вместе со всеми) в сцене сновидения. Тогда бы, вероятно, сон перерос бы (стадия 3 ð стадия 4) в снови́дение.

Ла Горда, надо полагать, была в курсе дихотомии относительно пресловутого «тела» с нови ночия («с винцово (винцо) ночия»). [ Денно и нощно с нови дение и с нови ночие ] Поэтому она схватила Карлоса за локоть. Будь Нагваль смышлёнее, тут же «оставил» бы «тело» в хватке Ла Горды (её это, как раз, устроило б, надо полагать), и упорхнул бы искоркой сознания в ту самую сцену: наблюдать её со стороны, но не больше!

Гибридная стадия провала и масса «отринутого тела»

Обгладывая (мусоля) тему парящей мушки сознания в осознаваемом сне, приходим к парадоксальной стадии: где-то промеж пассивного наблюдения и динамической инициативы. Это значит, что на белом («атропиновом») экране для гипнагогических галлюцинаций (визуализаций при α—ритме закрытых глаз) появляется фильм, но мы в него не входим. Фильм становится голографическим, панорамным, 3D, стерео — и мы всё равно в него не входим!

С другой стороны, Ла Горда, получив локоть (и всё «тело») Карлоса в совместке, могла потом как угодно распорядиться этой массой. Если сознание Карлоса упорхнуло в ту сцену самосватовства Ла Горды (как невесомый парящий квант) — книга 6 — то физическая масса могла быть одолжена (оставлена на произвол) Ла Горде в целях, скажем, заскока в мир подсобки (книга 9): т.е. для того, для чего вообще нужен довесок физического тела к энергетическому. (Думается, под энергетическим телом 9—ая всё ж понимает тело сновидения).

Тульпа, голем и масса физического

Прежде критики тибетцев во второй (Кастанеде не ту книгу привёз дон Хуану для разгрома), надо было Карлосу рассказать о материализации докучливых спутников у тех или иных монахов в Тибете. Вероятно, тульпа (поскольку достаточно тяжёлая), случись в осознаваемом сне или будучи уведённая туда, могла бы дать некую добавочную массу. Так, Кастанеда Ла Горде мог подставить не свой локоть в 6-ой, а локоть своей тульпы (поскольку, в общем-то, его тульпа — это так или иначе он сам)

Блеф сдвоенных позиций и сюрреализм хитросплетённых ручищ

Есть предположенье, что тело существует только тогда, когда т.сб. прочно зафиксирована. При любом мало-мальски серьёзном сдвиге т.сб. (как, к примеру, во время прыжка в пропасть книги 4 и 5) тела нет. Кроме того, мудрые растения-советчики (растения-союзники, растения-помощники и их дериваты) помогают понять это же. Так, в первой дон Хуан открыто заявляет, что дымок (humito), т.е. сушёные грибы, устраняет тело. Кроме этого момента, в первой же говорится, что и под травой дьявола с телом «творится неладное». (В русскоязычной ментальности дымок и трава звучат синонимично, но у Кастанеды это чуть ли не диаметральные противоположности). Так, Карлос выпытывает у Дона, что случится, если он (Карлос) прикуёт себя к камню перед дурманом. На что получил ответ, что ему (Карлосу) придётся летать с камнем на цепи. Последовал переспрос: «Так я буду летать, как птаха?» Нет, — ответствовал Дон. — Ты будешь летать как принявший траву (дьявола).

Иными словами выходит, что физическое тело — иллюзия. Типа того, что говорят индусы: (стхула) шарира асти авидья. (Тонкое) тело есть неведение, иллюзия. Исходя из того, что физическое тело не существует:

  1. Избыточное количество магических пассов на руку иллюзии
  2. Сдвоенные позиции невозможны

В этой связи достаточно необычно звучит задача вторых и третьих врат; софистически выглядит и задача четвёртых.

Весьма проблемно выглядит задача первых: как найти свои руки, если их нет? Ответом на данное затруднение является сюрреалистический подход. Так, можно (И НУЖНО!!!) смотреть на свои руки в осознаваемом сне так:

увидеть свою лапу / ручище / пять / петушка / ладошку — торчащую прям из стены, из паркета, свисающую с потолка. Можно увидать сразу две свои правые руки, скажем, здоровающиеся. И в любой раз, когда возникает необходимость посмотреть на свою руку во сне, нужно искать её как такую «нелепость» — хотя она, как раз, и не будет нелепостью, поскольку просто материализуется в управляемом сне по вашей воле. Но материализуется где-то «в стороне» (скажем, из стола; или ваши руки будут вместо его / её рук — при наличии некоего человека (не вас) во сне — или даже если он похож на вас — скажем, на нём (на ней) ваш скальп или голова).

Главное при этом настойчиво осознавать и памятовать (нитья смаранам): я — парящая точка сознания в осознаваемом сне.

Обзор панорамы во сне исходя из максимы парящей точки

Смотреть на предметы, не имея глаз, означает полный круговой обзор: «точка» видит всё одинаково и равно. Точка видит всё с одинаковым (равным) приоритетом: и то что спереди, и то что сзади. И то что сбоку. С боков. Т.е., как только доходит (дойдёт), что ты не тело, и твои глаза не зафиксированы спереди, так как у тебя их вообще нет, тогда начинаешь видеть всё со всех сторон сразу. Так как это очень необычный опыт, он может быть крайне восхищающим (практически как катарсис) для новичков

Видение мира левшами

Кастанеда не был левшой, хотя у дона Хуана было предостаточно времени (лет 10) на переучивание Кастанеды в левшу. Левши, согласно одной из величайших книг по естествознанию, поскольку имеют более активное правое полушарие, иногда способны на кратковременное состояние транса, конкретно выражающееся в способности видеть не только спереди, но и сзади себя.

Источник информации: книга Пушкина и Дуброва «Парапсихология и современное естествознание».

Эйдетическое восприятие и фотографическая зрительная память

При отравлении стрихнином люди на некоторое время приобретают способность держать в зрительной памяти неугасающие картины только что увиденного, т.е. так сказать, предыдущие кадры. Так, человек, обернувшийся вокруг оси (дважды «кругом» или четырежды «налево»), будучи / став на время эйдетиком, увидит всю панораму 360°.

Идея эйдетического зрения может иметь огромное значение в сновидении. Так, поначалу парящая точка сознания смотрит на всё как бы через чуть отстоящее стекло (панно) с металлизацией (полупрозрачное зеркало), позволяющее видеть и то, что спереди, и то, что сзади. Причём, всё одинаково ярко.

Второй этап визуального восприятия плывущей точки таков:

картины образов и обстановки в осознаваемом сне не имеют ничего общего с реально освещёнными объектами физического мира и видятся не глазами. Стало быть, механизм обтюрации, т.е. смены кадров (10 — 30 кадров в секунду) — в отношении зрительного восприятия при осознаваемом сне — может выдать парадокс. Парадокс заключается в том, что кадры, сменяющиеся при зрительном восприятии в осознаваемом сне, не забываются, а накладываются друг на дружку: как при мультипликации или как слои в графическом редакторе. Так, много часов по времени осознаваемого сна сновидящая могла видеть одинокую ольху в чистом поле. Затем, повернувшись на 180°, сновидящая могла заметить стоящую Ольгу. Но так как картинка одинокой ольхи со зрительной памяти не стирается (эйдетизм), сновидящая в своём осознаваемом сне видит (наложение) ольху и рядом стоящую Ольгу.

Пик наложения «послеобразов»: бурый фон

Совершенно очевидно, что если все кадры при эйдетическом сновидении будут наложены друг на друга, их слияние приведёт к тому самому трудно дифференцируемому серо-буро-малиновому фону спокойного бодрствования, с которого всё, собственно говоря, и начиналось. Таким обр., как гипотеза: появление тех или иных последовательностей снов (кинолент сновидения) напоминает игру появление и исчезновение оранжевых прожилок Cu2O на чёрном фоне CuO под восстанавливающим влиянием СO при неравномерном горении угле(водо)рода (то СО, то СО2). В нашем случае, забываются фоновые наложенные слои тех или иных кадров, затем забываются предшествующие кадры и остаётся «устойчивый сон»

Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 1 comment